November 20th, 2019

Афон

Десять лет

Сегодня десять лет со дня мученической кончины отца Даниила Сысоева. Я уже писал и рассказывал ранее о том, каким был отец Даниил. А в этот раз хотел бы просто поделиться воспоминаниями о том дне, десять лет назад. И о том, что было после.

В двенадцатом часу ночи я получил звонок. Одна из помощниц о. Даниила срывающимся голосом сказала, что в батюшку стреляли, он ранен в голову, и просила молиться за него.

Я немедленно оделся, вышел из дома и, поймав попутку, доехал до храма (я жил недалеко). Было очень сильное желание, чтобы о. Даниил выжил, хотя я и понимал, что при ранении в голову шансов на это очень мало. Когда я подошел к храму, от него отъезжала скорая помощь, которая увозила еще живого о. Даниила в реанимацию. Было много полиции, а также люди из ФСБ и еще каких-то органов. Меня, как и других, начали допрашивать по очереди. Еще около часа приходили смски о состоянии о. Даниила. Наконец, в первом часу ночи я получил сообщение о том, что он умер.

Дав показания, я сидел в трапезной вместе с женщинами, пережившими нападение. Зашел полицейский и сказал, что надо «убрать пятна коричневого цвета». Я вызвался это сделать и меня отвели в храм. Женщины дали мне чистые полотенца и ими я собирал с пола кровь о. Даниила. Потом мне попалось в сети фото, сделанное журналистами через окно. На нем запечатлен тот момент, когда мы заканчиваем вытирать пол. Мне помогал Антоний.



Затем я сидел в храме. Проходивший мимо меня следователь ответил на телефонный звонок и стал отчитываться, как я понял, начальству. Помню, говорил: «Все указывает на религиозную подоплеку. Пока, к сожалению, не получается найти другие версии».

Им очень не хотелось Collapse )